Евгений Черняк:

Одна из самых амбициозных украинских водочных компаний Global Spirits, получившая известность благодаря торговой марке «Хортиця», больше не стремится добиваться лидерства в Украине любой ценой. Глава наблюдательного совета компании ЕВГЕНИЙ ЧЕРНЯК рассказал корреспонденту «Ъ» АЛЕКСАНДРУ ЧЕРНОВАЛОВУ, что сейчас больше думает о доходности: украинский рынок — не самый перспективный для продаж крепкого алкоголя, а 80% прибыли холдинг получает в России и других странах.

— Правда ли, что начиная с 2010 года вам якобы предлагали поделиться бизнесом или частью доходов люди, близкие к власти? Такие предложения поступали?

— Поступали, но мы анонимки не рассматриваем. Только письма с подписью. Был один комичный персонаж местного уровня, который, прикрываясь громкими именами, просил поделиться бизнесом. Но указанные им люди не подтвердили данную информацию.

— Сейчас вы единственный владелец Global Spirits?

— Да, я — единственный владелец. Но у холдинга есть обязательства перед партнерами в западных банках. И если кто-то захочет стать совладельцем компании, то ему придется, кроме проведения переговоров со мной, еще съездить и договориться об этом с банкирами в Лондоне, Москве и Нью-Йорке.

— Недавно холдинг заявил о росте выручки на 40% по итогам прошлого года и прибыли — на четверть. За счет чего вы зарабатываете, если сейчас падает покупательная способность населения?

— Нам помогает диверсификация бизнеса. А зарабатываем мы, к моему глубокому сожалению, не на украинском рынке, а в России и на других зарубежных рынках. Мы потратили много сил и средств, чтобы уверенно чувствовать себя в России. А в денежном выражении это второй по объемам продаж крепкого алкоголя рынок после США. Также сыграли на руку временные проблемы наших основных конкурентов в России.

— Вы имеете в виду компанию «Национальные алкогольные традиции», у которой были сложности с лицензией, и конфликт совладельцев Nemiroff?

— Да.

— Уточните, какая часть прибыли у вас сейчас приходится на украинский и российский рынки?

— 20% приходится на Украину, 70% — на Россию и 10% — на другие зарубежные рынки. Мы очень стремимся быть успешными в США. Завоевать американский рынок — это мечта любого бизнесмена. Если ты успешен в США — ты успешен везде. Посмотрите на Facebook, Google и Apple. Уверен, что по итогам 2013 года в нашей отчетности появится строчка «прибыль в США».

— Чем завершились переговоры о начале производства водки в США под собственной торговой маркой (см. «Ъ» от 18 декабря 2012 года)?

— Переговоры еще продолжаются. Договариваемся с одним из производителей штата Мичиган о производстве водки, разработанной специально для этого рынка.

— И когда начнется производство?

— На прилавках эта водка появится в сентябре этого года. Производство начнется на месяц раньше. Водка в США стоит в среднем $12-16 за бутылку 0,75 л. При этом ее себестоимость практически такая же, как в Украине и России (этот показатель в компании не раскрывают.—"Ъ"). Наша продукция будет представлена в рознице в сегменте «средний плюс» — это $18-19 за бутылку 0,75 л. В марте мы встречаемся с крупнейшим дистрибутором в США, чтобы обсудить вопросы сотрудничества (название этой компании не уточняется.—"Ъ").

— В США планируете производить исключительно водку или другую продукцию?

— Наша стратегия предполагает не только производство в США, но и поставки водки из России. Для стабилизации дистрибуционного портфеля мы также хотим ввозить виски и вина. Можно за $50-60 млн приобрести хорошую торговую марку виски, например в Шотландии, и раскрутить ее. Вина предположительно будем закупать в Италии и Франции.

— На какие финансовые и производственные показатели рассчитываете выйти в 2013 году?

— С учетом того, что запланирован выпуск двух новых марок водки, ожидаем прироста прибыли на 30%. С 1 февраля в России на нашем заводе «Русский север» в Вологде мы начали выпуск водки «Мороша» на карельской минеральной воде.

— Два года назад при покупке «Русского севера» вы говорили, что займете 10% российского водочного рынка. Почему этого не произошло?

— Мы не отказываемся от своей цели. Просто увеличился срок для ее достижения. Планы были скорректированы в связи с тем, что рекламных инструментов в России практически не осталось. Запрещена наружная реклама, а также в глянцевых журналах, интернете и на телевидении. Но наличие собственной дистрибуционной сети и производственных площадок позволяет нам с оптимизмом смотреть вперед. Для ЛВЗ «Русский север» задача занять 10% российского рынка остается, и через 2-3 года мы надеемся ее реализовать. Что касается ТМ «Хортица», то уже сейчас она в первой пятерке самых продаваемых брендов в России и самая популярная импортная водка. На это мы потратили пять лет.

— Правда ли, что вы сокращаете производство на ЛВЗ «Хортица» и наращиваете на львовском ЛВЗ «НПП „Гетьман“»?

— Нет, мы не сокращаем производство. Кроме того, запускаем выпуск еще двух торговых марок на другом украинском заводе.

— На каком?

— Об этом вы узнаете первыми уже в ближайшее время.

— Вы создаете с кем-то совместное предприятие?

— Скорее всего, да.

— В какой ценовой категории она будет представлена?

— Отпускная цена одной из торговых марок будет выше средней. Это будет ремейк одной известной и очень популярной торговой марки водки. Мы ее купили.

— Что это за торговая марка?

— Я повторюсь — вы узнаете об этом первыми. Мы ставим перед собой цель быть лидерами по прибыли среди производителей крепкого алкоголя в Украине. Объем выпуска в 2012 году вырос на 28%. Мы могли бы стать первыми, если бы снизили цену на «Морошу» и «Хортицу» с 30 грн до 28,5 грн за 0,5 л. Повесить картонную медаль лидера производства, конечно, можно, но понятно, что мы потеряем в прибыли.

— Не стала ли «Мороша» отбирать потребителей ТМ «Хортица»?

— Нет, у бренда «Хортиця» свой лояльный потребитель, который любит эту торговую марку, и эта любовь взаимна. Искусственного роста не будет. Если говорить финансовым языком, мы берем драйверы роста и будем на них «выезжать».

  — Кроме «Мороши», по каким продуктам еще выросли продажи?

— У нас существенно выросли продажи коньяка «Шустов-150» и сливового вина «Микадо».

 — Что стало причиной кадровых ротаций и смены руководства Одесского коньячного завода?

— Успехи ОКЗ под руководством Дмитрия Шолудько были оценены набсоветом холдинга. Он подтвердил возложенные ожидания и статус эффективного менеджера, поэтому сейчас возглавляет водочное производственное направление, которое является более масштабным, а значит, и более ответственным.

 — Одесский коньячный завод является крупнейшим в Украине по мощности, но находится на втором месте по продажам. Когда планируете выйти в лидеры рынка?

— Да, пока что мы не на первом месте, но на уверенном втором. И это связано с тем, что большинство производителей являются ботлерами, не имея своих мощностей по выкурке и выдержке коньячных спиртов. У нас слишком много времени и денег уходит на производство коньяка по классической технологии, принятой во всем мире. Одесский коньячный завод относится к тем немногочисленным предприятиям, у которых есть собственные виноградники и собственные коньячные спирты. А это и есть главные составляющие, которые дают возможность производить качественный коньяк.

 — Каким образом вы планируете изменить ситуацию?

— Нам удалось добиться того, чтобы лицензии на производство коньяка получали предприятия, которые используют в производстве как минимум 30% собственных коньячных спиртов либо выкуренных в Украине из отечественного сырья. Для производителей, которые получили лицензию на выпуск коньяка до 2010 года, условия таковы, что содержание отечественных спиртов в коньяке должно быть не менее 10%, затем эта цифра будет ежегодно увеличиваться на 5%. Соответствующая норма закона вступит в силу с апреля 2013 года и будет реализована поэтапно до 2017 года.

  — В Украине не первый год падают производство и продажи вина, в том числе у вас. Что вы собираетесь предпринять по этому поводу?

— Сухое вино не может выжить, когда на рынке есть «шмурдяк». Вино по 30 грн за бутылку (0,7 л) не будут покупать, когда можно купить дешевле то, что получается из винограда второго-третьего отжима с добавлением красителя, сахара и спирта-ректификата. Такой способ производства вина — позор для украинского виноделия. Как только мы уберем с рынка таких производителей, число виноградников увеличится. Но пока мы сталкиваемся с серьезным «шмурдячным» лобби.

  — Вы поддерживаете отмену ежегодной платы 500 тыс. грн за лицензию на право торговать вином?

— С точки зрения либеральных подходов лицензия, конечно, не нужна. Но она отсекла несерьезных дистрибуторов — это факт.

  — Но в результате это сыграло на руку крупным производителям...

— Если коммерсант не может заплатить 500 тыс. грн за лицензию, то ему надо заниматься другим бизнесом, а не дистрибуцией. В России этот путь уже прошли. Рынок почистили, уменьшилась доля контрафактной продукции.

  — В 2011 году вы впервые поддержали рост цен на спирт. Ожидалось, что вырученные средства будут направлены на модернизацию спиртзаводов. Качество спирта улучшилось?

— Исторически сложилось так, что в Украине всегда производили очень качественный спирт. Нашей совместной задачей с «Укрспиртом» была поддержка этого уровня. Эта задача была успешно решена.

  — То есть можно было бы и не повышать?

— Нет, если бы не повысили, то качество могло бы упасть.

  — Сейчас вы поддерживаете рост цен на спирт?

— Очень надеюсь, что в этом году роста цен не будет.

Источник: http://www.kommersant.ua/doc/2129993